Заявка на консультацию

Это поле обязательно для заполнения
Это поле обязательно для заполнения

Ваши данные используются только для связи с Вами.

Кассационные суды общей юрисдикции: судебная практика за 9 месяцев

Кассационные суды общей юрисдикции: судебная практика за 9 месяцев

Адвокат Никонов Максим Андреевич на вебинаре «Практика работы новой кассации в уголовном процессе: что учесть защите» рассказал об интересных делах и наметившихся тенденциях в работе кассационных судов общей юрисдикции, действующих с 1 октября 2019 года. В ходе вебинара были разобраны самые частые ошибки при назначении наказания, случаи прекращения по реабилитирующим основаниям и переквалификации на более мягкое обвинение, примеры отмены приговоров с направлением дел на новое рассмотрение и способы реагирования кассационных судов на доводы жалоб о нарушении УПК РФ.

Изучение судебной практики кассационных судов показало, что большинство приговоров изменяется в кассации в связи с неправильным назначением наказания.

Одно из самых популярных нарушений – ошибки применения «правил о дробях» (это правила, которые снижают верхнюю планку наказания: при покушении к совершению преступления, рассмотрении дела в особом порядке, досудебном соглашении о сотрудничестве, явке с повинной в отсутствие отягчающих обстоятельств и т.п.).

Суд первой инстанции, назначая наказание за покушение на убийство, не принял во внимание, что данное преступление не было доведено до конца, и в нарушение положений ч.4 ст.7 УПК РФ, ст.297 УПК РФ, п. 4 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора не мотивировал применение положений ч.3 ст.66 УК РФ, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, что фактически свидетельствует о назначении наказания без учета положений данной правовой нормы (кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03.12.2019 №77-18/2019).

Второе по распространённости нарушение – неправильный зачёт срока домашнего ареста в срок лишения свободы.

Федеральным законом от 03.07.2018 № 186-ФЗ статья 72 УК РФ дополнена частью 3.4 о зачёте домашнего ареста в срок лишения свободы из расчёта два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, что по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством ухудшает положение виновного лица. Однако в силу ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон ухудшающий положение такого лица, обратной силы не имеет. Преступления были совершены З. до принятия закона №186-ФЗ. Несмотря на это, суд произвёл зачёт нахождения З. под домашним арестом по новым правилам, то есть один к двум, чем нарушил положения ст. 10 УК РФ (кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 14.01.2020 №77-11/2020).

Кассационные суды изменяли приговоры и тогда, когда объяснения, данные до возбуждения уголовного дела, не признавались явкой с повинной; состояние алкогольного опьянения учитывалось в качестве отягчающего обстоятельства без достаточных оснований; неправильно был рассчитан рецидив и определён вид исправительного учреждения; немотивированно назначено дополнительное наказание и т.п.

Авторам кассационных жалоб удавалось добиться существенного смягчения обвинения в результате переквалификации.

Второй кассационный суд общей юрисдикции переквалифицировал обвинение с ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ, мотивировав это следующим образом. Свидетели М., Ч., Р., — сотрудники правоохранительных органов, свидетели Ф. и Ф-а лишь подтвердили факт обнаружения и изъятия наркотических средств при личном досмотре Б., но то обстоятельство, что Б. преследовала цель распространения этих наркотических средств, из их показаний не следует. При этом М., Ч., Р. поясняли, что они располагали лишь информацией о женщине, которая приехала из С-Петербурга в Москву и должна сбыть кокаин общим весом 50 гр. по адресу… В ходе проводимого ОРМ «Наблюдение» данными свидетелями была задержана Б., которая показалась им подозрительной. У неё был изъят кокаин. Согласно показаниям этих свидетелей, они не располагали сведениями о том, что Б. занималась сбытом наркотических средств, изъятие наркотических средств осуществлено в результате ОРМ «Наблюдение», на основании сообщения анонимного источника, личность которого не была установлена. В момент сбыта наркотических средств Б. не задерживалась и сведений о том, что она с кем-либо договорилась на сбыт наркотических средств, в материалах дела нет. Вид, состав и расфасовка наркотического средства также не свидетельствуют о том, что данное наркотическое средство Б.намеревалась сбыть потребителям. В телефоне Б. не установлено наличие компрометирующих ее данных (кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 18.02.2020 №77-106/2020).

Второй кассационный суд общей юрисдикции переквалифицировал обвинение с ч.1 ст.105 УК РФ на ст.108 УК РФ, мотивировав следующим образом. Ленинским районным судом г.Владимира на основании показаний самого М., а также показаний свидетелей Д. , А., Б. и В. – сокамерников М., являвшихся очевидцами происшедшего, установлено, что М. в камере был подвергнут побоям и истязанию, у М. были выявлены телесные повреждения, что подтверждается выводами, содержащимися в заключение эксперта. Ленинский районный суд г.Владимира установил противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, и признал это обстоятельством, смягчающим наказание, однако не нашел оснований для квалификации преступления по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Отвергая доводы М. о необходимой обороне и превышении ее пределов, Ленинский районный суд г.Владимира указал, что причиненные М. телесные повреждения не повлекли расстройства здоровья, потерпевший Г. цели лишения М. жизни не преследовал, таких намерений не высказывал, желая лишь склонить его к выполнению своих требований, тогда как М. совершены действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, которые он с целью убийства Г. продолжал и после того, как лишил потерпевшего возможности оказывать сопротивление.

Однако Второй кассационный суд общей юрисдикции приходит к выводу, что поведение М. в данной обстановке было обусловлено активными и длительными насильственными действиями потерпевшего Г., со стороны которого общественно опасное посягательство добровольно не прекращалось и могло быть пресечено лишь путем причинения ему вреда. Но поскольку осужденный М. использовал средства защиты явно несоответствующие характеру и опасности посягательства, исключающие признание защиты правомерной, его действия свидетельствуют о допущенном превышении пределов необходимой обороны (кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 №77-165/2020).

К процессуальным нарушениям, влекущим отмену или изменение приговора, кассационные суды, в частности, относили:

  • указание в приговоре на доказательства, не изученные под протокол в судебном заседании (кассационные определения Второго кассационного суда общей юрисдикции от 10.12.2019 №77-34/2019 и №77-19/2019, Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.01.2020 №77-72/2020 и №77-58/2020);
  • безосновательное оглашение свидетельских показаний (кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 25.11.2019 №77-3/2019);
  • дефекты протокола судебного заседания (кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 29.01.2020 №77-47/2020).

Если Вам нужна помощь в составлении кассационной жалобы, анализе материалов дела с точки зрения перспектив кассационного обжалования или по другим юридическим вопросам – материалы для правового анализа можно присылать на электронную почту nikonovma@gmail.com, предварительно позвонив по телефону 8-910-188-73-21.