Заявка на консультацию

Это поле обязательно для заполнения
Это поле обязательно для заполнения

Ваши данные используются только для связи с Вами.

Комментарий к проекту Верховного Суда РФ о создании экстерриториальных апелляционных и кассационных судов

Комментарий к проекту Верховного Суда РФ о создании экстерриториальных апелляционных и кассационных судов

Верховный Суд РФ предложил изменить архитектуру судебной системы и создать структурно обособленные, не связанные с административно-территориальным делением страны 9 кассационных судов и 5 апелляционных судов. Из текста законопроекта и пояснительной записки следует, что к компетенции кассационных судов планируется отнести вопросы, которые сейчас рассматриваются президиумами суда субъекта федерации. В свою очередь на апелляционные суды возлагается  рассмотрение жалоб и представлений на судебные акты судов субъектов, принятые ими по первой инстанции, а также на промежуточные решения этих же судов.

Провозглашаемые цели реформы – «формирование независимых и самостоятельных судебных инстанций для рассмотрения как апелляционных, так и кассационных жалоб и представлений на судебные постановления, деятельность которых не будет осуществляться в том же субъекте Российской Федерации и тем более в том же суде, которым дело рассматривалось в первой инстанции». По мнению реформаторов, это «позволит усовершенствовать иерархию построения судебной системы Российской Федерации и оптимизировать судебную нагрузку».

Чтобы оценить, достаточно ли планируемых мер для достижения провозглашаемых целей, необходимо понять, что именно сейчас вызывает нарекания у адвокатов-защитников, юристов-представителей и их доверителей (а не только у судей) в деятельности судов апелляционной и кассационной инстанций.

Во-первых, это пропуск проверочными инстанциями даже очевидных нарушений нижестоящих судов.

Например, Верховный Суд РФ отменял приговор и последующие судебные акты, поскольку части протокола не были подписаны судьёй и секретарём.

По другому делу приговор и последующие судебные акты были признаны незаконными, поскольку выносившие их суды не признали хранение одного патрона малозначительным деянием.

К числу типичных ошибок, которые исправляет Верховный Суд РФ, относится несоблюдение нижестоящими судами правил назначения наказания (в том числе так называемых «правил о дробях»).

Во всех указанных случаях необходимо было пройти три (!) проверочные инстанции (апелляция, первая и вторая кассации), чтобы только на уровне Верховного Суда РФ устранить очевидные нарушения.

Во-вторых, «борьба за стабильность». Согласно статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ за первое полугодие 2017 года в апелляционном порядке были обжалованы приговоры в отношении 67070 лиц (в том числе постановленные в особом порядке – в отношении 23853 лиц). Из них отменены приговоры в отношении 3280 лиц, изменены – в отношении 8683 лиц. При этом по основаниям, связанным с неправильным назначением наказания, изменены приговоры в отношении 7375 лиц. Произведя необходимые расчёты получается, что по основаниям, связанным с нарушениями в доказывании или квалификации (т.е. базовым вопросам любого дела), были отмены и изменены приговоры всего в 11% от числа обжалованных приговоров, постановленных в общем порядке, позволяющем оспаривать и доказательства, и правовую оценку деяния. За тот же период в суды кассационных инстанций поступило 104090 жалоб и представлений (остаток нерассмотренных жалоб и представлений на начало года – 7269, на конец отчётного периода – 10083), а удовлетворено жалоб и представлений с различными результатами – в отношении 4151 лица, т.е. примерно в 4% случаев. С учётом ранее сказанного о пропуске судебных ошибок вплоть до Верховного Суда РФ, вряд ли можно говорить о том, что такие показатели обусловлены исключительно положительной работой нижестоящих судов.

Доводы инициаторов реформ и их сторонников о том, что «первая кассация» поддерживает своих коллег из апелляции, поскольку расположена в том же здании и т.п., уязвимы для критики – достаточно обратиться к кассационной практике Верховного Суда РФ. Например, в первом полугодии 2017 года судьями «экстерриториальной» Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ вынесены постановления о передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по 374 делам (при общем количестве поступивших в Верховный Суд РФ кассационных представлений и жалоб – 27 147). Т.е. примерно 1% жалоб (представлений) преодолели хотя бы фильтр единоличного рассмотрения судьёй.  Вряд ли это свидетельствует о более внимательном (по сравнению с «территориальными» апелляциями и «первыми кассациями») подходе к доводам жалоб (представлений).

В-третьих, недостаточно внимательное отношение проверочных инстанций к качеству мотивировки проверяемых судебных актов и своих собственных. Некачественная мотивировка проверяемых судебных актов редко признаётся процессуальным нарушением, а на развёрнутые доводы по существу считается допустимым отвечать обобщёнными фразами в стиле «доводы автора жалобы опровергаются решением суда первой инстанции, нарушений закона при производстве по делу не допущено».

В-четвёртых, отсутствие реально работающего механизма выработки правовых позиций в ВС РФ и их трансляции нижестоящим судам. Этой проблеме была посвящена отдельная публикация в №24 «Новой адвокатской газеты» за 2017 год.

Таким образом, выведение апелляции и кассации за пределы субъекта федерации не является само по себе достаточным условием для изменения сложившихся практик. Для того, чтобы изменить существующее положение дел, следует вместе с «разведением» инстанций по разным судам, как минимум,

  • изменить отношение к показателям стабильности судебных актов, которым на сегодняшний день придаётся чрезмерное значение, в том числе для карьеры судей;
  • оценивать деятельность проверочных инстанций не по показателю «оставлено в силе», а по показателю «найдено ошибок», настроенному по принципу «чем больше – тем лучше»;
  • ввести компьютерное распределение дел во всех инстанциях;
  • создать реально работающий механизм реализации принципа «like cases should be treated alike» («одинаковые дела должны разрешаться одинаково») и следования судов позициям Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ.

Полный текст статьи опубликован в «Новой адвокатской газете» №1 за 2018 год.