Заявка на консультацию

Это поле обязательно для заполнения
Это поле обязательно для заполнения

Ваши данные используются только для связи с Вами.

Новое постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»

Новое постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»

Пленум ВС РФ 29 ноября 2016 года принял новое Постановление № 55 «О судебном приговоре» (далее – Постановление № 55). Рассмотрим его наиболее важные положения.

В пункте 1 Постановления № 55 указано, что «с учетом положений… статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод… приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства». Ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод охватывает, в частности, такие вопросы, как презумпция невиновности, право на защиту, доказывание (в том числе использование доказательств, полученных в результате пыток, провокации, вмешательства в частную жизнь). Судя по процитированной формулировке, ВС РФ в очередной раз ориентирует национальные суды на следование стандартам справедливого правосудия, сформулированным в практике ЕСПЧ.

В абзаце 2 п. 4 Постановления № 55 еще раз акцентировано внимание судов на необходимости обеспечивать право обвиняемого на перекрестный допрос показывающих против него лиц.

В п. 10 Постановления № 55 Верховный Суд РФ указал, что «в тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права… пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Позиция авторов Постановления № 55 находится в русле европейских стандартов справедливого правосудия. Так, в 2015 году в Постановлении по делу «Турбылев против России» Европейский Суд указал: «…до подачи «заявления о явке с повинной» заявитель не был уведомлен о его праве на юридическую помощь. <…> Независимо от того, признался ли заявитель до или после оформления его задержания, из обстоятельств дела… следует, что во время его признания заявитель содержался в милиции по той единственной причине, что он подозревался в причастности к разбойному нападению… Соответственно, сотрудники милиции были обязаны соблюдать права подозреваемого, одним из которых является право на доступ к адвокату. <…> Отсутствие во внутригосударственном законодательстве требования о праве на доступ к адвокату при подаче заявления о явке с повинной использовалось как способ ограничить право заявителя как фактического подозреваемого на юридическую помощь и принять его заявление о явке с повинной, полученное в отсутствие юридической помощи, в качестве доказательства его вины. Это невосполнимо повредило правам защиты. Ни помощь, оказанная впоследствии адвокатом, ни состязательный характер последующего разбирательства и возможность оспаривания данного доказательства в суде первой инстанции и при обжаловании не могли устранить недостатки, которые имели место в милиции».

В абзаце 1 п. 12 Постановления № 55 указано: «Если подсудимый объясняет изменение показаний, данных им в присутствии защитника, тем, что они были получены под воздействием примененных к нему незаконным методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого».

При этом необходимо помнить, что с учетом сформулированной в практике ЕСПЧ  (§35 постановления по делу «Корнев против России») именно на сотрудниках правоохранительных органов лежит обязанность опровергать презумпцию того, что травмы или смерть лица, находящегося под их контролем, возникли не по их вине. При этом для констатации недопустимости признательных показаний из-за получения их в результате пыток не требуется ни возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников полиции, ни предъявления им обвинения, ни вынесения обвинительного приговора по ст. 286 УК РФ.

К сожалению, практика развивается так, что суды зачастую ограничиваются только допросом сотрудников полиции или получением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению обвиняемого о пытках. При таком подходе председательствующий по делу фактически самоустраняется от личной и непосредственной проверки заявлений о пытках, перекладывая рассмотрение этого вопроса на коллег тех сотрудников правоохранительных органов, на которых указывает обвиняемый. Например, в постановлении по делу «Турбылев против России» ЕСПЧ констатировал нарушение права лица не подвергаться пыткам и, помимо прочего, указал: «Суд первой инстанции не дал оценки медицинским документам и свидетельским показаниям, представленным заявителем в поддержку его возражения по мотиву давления. Сославшись на показания сотрудников милиции, отрицавших нарушения со своей стороны, и на служебную милицейскую проверку, отклонившую утверждения заявителя, суд не придал значения явной заинтересованности сотрудников милиции в отклонении доводов заявителя о жестоком обращении. В целом мотивировка отклонения судом первой инстанции возражений заявителя свидетельствует об отсутствии независимой оценки всех относимых факторов с целью определения того, имеются ли основания для исключения из числа доказательств признания заявителя… Это отсутствие тщательной оценки качества оспариваемого доказательства (признания заявителя) и обстоятельств, при которых оно было получено, что ставит под сомнение его достоверность и точность, не было восполнено вышестоящими судами».

Полный текст статьи опубликован в газете «эж-Юрист» № 49 от 14.12.2016 и на сайте «Экономика и жизнь».