Заявка на консультацию

Это поле обязательно для заполнения
Это поле обязательно для заполнения

Ваши данные используются только для связи с Вами.

Рассмотрение уголовных дел в общем порядке в суде первой инстанции: комментарий адвоката к постановлению Пленума Верховного Суда РФ

Рассмотрение уголовных дел в общем порядке в суде первой инстанции: комментарий адвоката к постановлению Пленума Верховного Суда РФ

19 декабря 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял постановление, посвящённое рассмотрению уголовных дел в суде первой инстанции в общем порядке судопроизводства (далее – Постановление). К сожалению, Верховный Суд РФ, давая отдельные ценные разъяснения, по-прежнему аккуратно обходит острые вопросы, оставляя их на откуп правоприменителем «на местах».

Пункт 13 Постановления повторяет общие положения о том, что «доказательства признаются недопустимыми, в частности, если были допущены существенные нарушения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». Однако ни развёрнутого перечня нарушений, влекущих недопустимость доказательств, ни критериев для определения их существенности не приведено.

Нельзя не отметить хорошее «точечное» разъяснение в п.5 Постановления: ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, необходимо разрешать непосредственно после их заявления и обсуждения.

Абзац 1 пункта 9 Постановления повторяет положения УПК РФ об определении очерёдности исследования доказательств и постановке вопросов допрашиваемым, но обходит стороной специфику проведения перекрёстного допроса, а также проблемы, связанные с участием в допросе председательствующего по делу.

Особенно остро проблема необоснованного снятия председательствующим вопросов возникает при допросе так называемых «засекреченных» свидетелей. Попытки задать свидетелю вопрос, направленный на выяснение его сотрудничества с правоохранительными органами, каком-либо интересе в исходе дела и т.п. часто пресекаются судьями так: «заданный защитником вопрос снимается, поскольку ответ на него мог бы привести к рассекречиванию лиц, дающих показания под псевдонимами и находящихся под охраной государства». В свою очередь ходатайства о раскрытии данных о личности анонимного свидетеля отклоняются судами с лаконичной формулировкой «полномочий по рассекречиванию свидетелей у суда не имеется». Вопреки правовым позициям ЕСПЧ обоснованность засекречивания свидетеля судами также не проверяется,  реальность угрозы безопасности свидетеля и разумность его личных опасений не оценивается.

Предоставление судье широких дискреционных полномочий при допросе проявляется не только в необоснованном вмешательстве в перекрёстный допрос, проводимый стороной. На практике нередки случаи, когда председательствующий по делу выполняет за государственного обвинителя его работу и сам задаёт допрашиваемому основные или уточняющие вопросы. Однако если сторона обвинения пассивна, то суд не вправе ей помогать (в противном случае происходит недопустимое смешение указанных в ч.2, 3 ст.15 УПК РФ функций); сомнения в виновности лица (в том числе, через постановку вопросов) должны устранять органы и лица, осуществляющие уголовное преследование, а не суд (Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.1999 г. № 7-П).

Абзац 3 пункта 9 Постановления содержит прогрессивное разъяснение, согласно которому ходатайства об оглашении ранее данных показаний подсудимого, потерпевшего или свидетеля подлежит рассмотрению судом только по завершении допроса этого лица всеми участниками со стороны обвинения и защиты. Однако этой новеллы для изменения сложившейся практики недостаточно. Необходимо всячески сокращать возможности для оглашения досудебных показаний.

Разъяснения из абзаца 1 пункта 12 Постановления сформулированы так, что их можно принять за жёсткое правило: «Если есть видеозапись досудебных показаний несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего – можно этих лиц в суд не вызывать и свободно оглашать их  показания». Если авторы Постановления хотели сказать именно это – они слишком резко сместили баланс интересов в пользу несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, не предоставив компенсаторных механизмов стороне защиты (к которой, к слову, могут относиться и несовершеннолетние обвиняемые).

К основаниям назначения повторной экспертизы ВС РФ отнёс случаи, когда при назначении и производстве экспертизы были допущены нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов (пункт 15 Постановления). Иными словами, оценка процессуальной «чистоты» доказательств поставлена в зависимость от их содержания, а не от характера нарушений; достигнутая цель оправдывает дефектность процессуальных средств.

Последствия такого подхода наглядно демонстрирует распространённая практика ознакомления стороны защиты с постановлением о назначении экспертизы после её фактического проведения. De jure это признавалось Конституционным Судом РФ недопустимым нарушением права на защиту, принципа состязательности и равноправия сторон (Определение Конституционного Суда РФ от 15.11.2007 г. № 762-О-О).  De facto экспертизы проводятся без участия стороны защиты, добиться дополнительной/повторной экспертизы крайне сложно, к мнению специалиста, приглашаемого стороной защиты, отношение подчас скептическое – и, таким образом, поколебать заключение эксперта, полученное обвинением, крайне сложно.

В пунктах 16-18 Постановления Пленум ВС РФ допустил спорные разъяснения относительно участия специалиста. Особые опасения ещё на стадии обсуждения проекта вызвали положения, по буквальному смыслу которых допрос специалиста в суде производится не в безусловном порядке при обеспечении его явки, а «при необходимости» и в случае, если этот специалист ранее участвовал в производстве следственного действия либо представил своё заключение, приобщённое к делу в качестве доказательства. Если практика будет развиваться по такому – явно противоречащему императивным положениям ч.4 ст.271 УПК РФ – пути, адвокатам, намеревающимся допросить специалиста и/или представить его заключение только в суде, придётся использовать некоторые адвокатские хитрости.

Кроме того, для усиления позиции защиты в суде можно использовать и правовую позицию Конституционного Суда РФ, высказанную ещё в 2008 году, согласно которой «обвиняемому и его защитнику может быть отказано в удовлетворении ходатайства о допросе специалиста или в приобщении к материалам уголовного дела его заключения, лишь если обстоятельства, которые он может установить, не имеют значения для дела. Из ч.4 ст.271 УПК РФ вытекает, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон» (Определение Конституционного Суда РФ от 21.10.2008 г. № 514-О-О).

Полный текст статьи опубликован в №3 журнала «Уголовный процесс» за 2018 год.