Заявка на консультацию

Это поле обязательно для заполнения
Это поле обязательно для заполнения

Ваши данные используются только для связи с Вами.

Условно-досрочное освобождение: типичные способы отказов в удовлетворении ходатайств осуждённых (по материалам судебной практики)

Условно-досрочное освобождение: типичные способы отказов в удовлетворении ходатайств осуждённых (по материалам судебной практики)

Нормативно основания, условия и порядок применения условно-досрочного освобождения (далее – УДО) регламентированы ст.79 УК РФ (для несовершеннолетних осуждённых – также ст.93 УК РФ), п.4 ст.397, ст.399 УПК РФ, ст.175 УИК РФ. Позиции Верховного Суда РФ закреплены в постановлении Пленума Верховного Суда РФ №8 от 21.04.2009 года «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», а также «Обзоре судебной практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29.04.2014 года).

С одной стороны регулирование вопросов, связанных с УДО, сравнительно компактно изложено и несложно для понимания. С другой стороны, и законодатель, и Верховный Суд РФ оперируют целым набором оценочных категорий, задавая тем самым пространство для судейского усмотрения (дискреции) при рассмотрении конкретных дел.

Исследование судебной практики показывает, что вместо подробного анализа конкретных фактов и внятного расписывания причин, по которым ходатайство об условно-досрочном освобождении отклоняется, суды подчас оперируют общими фразами, обтекаемыми формулировками и шаблонными доводами, скорее «подгоняя задачку под ответ», чем реально разбираясь в ситуации.

Один из приёмов, которые используют суды, когда удовлетворять ходатайство об УДО они не хотят, а аргументов для этого не хватает, –«принижение» положительно характеризующих сведений об осуждённом, ссылки на их «недостаточность», «нестабильность» и т.п. Чаще всего правоприменители так «девальвируют» поощрения, поскольку они склоняют чашу весов в пользу осуждённого, а, следовательно, при объективной оценке свидетельствуют о необходимости применения ст.79 УК РФ. К счастью, вышестоящие инстанции не всегда готовы поддерживать подобные «аргументативные манипуляции» правоприменителей «на местах».

В арсенале способов под общим названием «как отказать в УДО и при этом не очень устать» есть и такое «ноу-хау» как отсылка к психологической характеристике, составленной психологом исправительного учреждения. Обнаружив там сведения, которые, по мнению суда, отрицательно характеризуют осуждённого, некоторые правоприменители переписывают их в постановление, но упускают из вида и положительные данные о личности, и поддержку администрацией колонии ходатайства об УДО, и закрытый перечень «отказных» оснований.

Чуть проще для  судьи, который хочет выписать «отказную» мотивировку, ситуация, когда у осуждённого есть неоднократные взыскания, с ним проводились профилактические беседы воспитательного характера, есть иные компрометирующие сведения. В таких случаях акцент в постановлении делается именно на взысканиях, подчёркивается их количество, эти данные обставляются формулировками о «нестабильности правопослушного поведения» и т.п. Однако взыскания сами по себе не свидетельствуют о невозможности условно-досрочного освобождения, поскольку их надо учитывать в комплексе с другими характеризующими данными.

После вступления в силу Федерального закона №432-ФЗ от 28.12.2013 года, который внёс изменения в ч.1 с.79 УК РФ в части обязательного учёта при рассмотрении ходатайство об УДО (не)возмещения вреда потерпевшему, суды стали уделять повышенное внимание этому фактору, отдавая ему приоритет даже перед прочими, в том числе положительно характеризующего осуждённого, сведениями.

Вместе с тем, суды в своём желании защитить права потерпевших и побудить осуждённых, отказав им в УДО, возмещать причинённый ущерб подчас заходят дальше, чем это предписано законом. Например, судьи указывают в постановлениях, что хотя потерпевшими и не были заявлены гражданские иски, осужденный должен был предпринять меры по добровольному заглаживанию вреда перед ними. Такие постановления признавались ошибочными и отменялись вышестоящими судами.

С возмещением вреда потерпевшему тесно связан вопрос о трудоустройстве осуждённого в тюрьме или колонии.  Согласно ч.1 ст.103 УИК РФ каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Отношение осуждённого к труду также принимается судами во внимание при рассмотрении ходатайств об УДО.

Вместе с тем, судам следует учитывать, имеются ли в исправительных учреждениях условия для работы, поскольку во многих из них просто нет никакого постоянного производства или иного места трудовой занятости осуждённых. Подобная ситуация не может быть поставлена в упрёк осуждённому при решении вопроса о его условно-досрочном освобождении.

Кроме того, осуждённому, претендующему на УДО, рекомендуется по прибытии в исправительное учреждение, в котором нет постоянного места работы, всё равно написать на имя начальника исправительного учреждения заявление, в котором выразить своё отношение к труду и просьбу о трудоустройстве. Получив отрицательный ответ на своё заявление, обоснованный отсутствием работы, осуждённый в последующем может прикладывать его к ходатайству об УДО. Также целесообразно время от времени (например, раз в полгода) повторно подавать такое заявление, а также подавать заявление о желании выполнять разовые трудовые поручения начальника отряда. Эти документы также будут подтверждать отношение осуждённого к труду при решении вопроса о его условно-досрочном освобождении.

Полный текст статьи с выдержками из судебной практики опубликован в №21 и №22 «Адвокатской газеты».