Кассационная практика обжалования приговоров, вынесенных в особом порядке

Положения ст.317 УПК РФ блокируют  возможность обжалования приговоров, вынесенных в особом порядке, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Иными словами,  такие судебные акты нельзя оспаривать через «лобовую» переоценку фактуры дела («не доказано, что обвиняемый потерпевшего бил», «не доказано, что обвиняемый вещь брал», «свидетель не мог этого видеть» и т.п.).

Из этих положений иногда делается вывод, что в жалобе на приговор, вынесенный в порядке гл.40 УПК РФ, имеет смысл ссылаться только на нарушения, допущенные при назначении наказания. Однако как показывает изучение практики кассационных судов общей юрисдикции, кассировать такой приговор часто имеет смысл по процессуальным основаниям, влекущим его отмену с направлением дела на новое рассмотрение. Может возникнуть вопрос: для чего нужна отмена по сугубо формальным основаниям и нет ли при таком обжаловании «процесса ради процесса»? Мне представляется, что стратегически пересмотр дела при подобном обжаловании может решать несколько задач.

Во-первых, в практике известны случаи, когда обвиняемый вдобавок к «родным» эпизодам брал на себя и «чужие», заявляя ходатайство об особом порядке, поддавшись на посулы следователя о небольшом условном сроке, а затем получал по приговору реальное лишение свободы на срок весьма значительный. Но обжаловать такой приговор в кассацию, ссылаясь на «обещания следователя», «чужие» эпизоды и т.п., не имеет смысла, поскольку это, разумеется, не кассационные основания. В то же время при пересмотре дела в суде первой инстанции после отмены предыдущего приговора по процессуальным основаниям обвинение можно будет уже оспаривать по фактическим основаниям, выйдя из особого порядка.

Во-вторых, далеко не всегда в суде первой инстанции реализуются все доступные варианты защиты – например, обвиняемый не предпринимает действий по заглаживанию вреда, не ходатайствует о прекращении дела в связи с примирением с потерпевшим или с назначением судебного штрафа. При пересмотре дела в суде первой инстанции есть возможность исправить предыдущие недоработки.

В-третьих, срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести – 2 года (п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ). Учитывая длительность прохождения дела по траектории от первой инстанции до кассации и обратно на пересмотр, к моменту повторного рассмотрения дела этот срок может уже истечь. Особенно важно это может быть тогда, когда таких «задавненных» эпизодов несколько, или когда наказание назначалось по правилам ст.69 УК РФ или ст.70 УК РФ.  

В-четвёртых, ч.3.1 ст.72 УК РФ устанавливает льготные коэффициенты зачёта сроков мер пресечения в срок лишения свободы («один к двум», «один к полутора»). Если человек находился под стражей или домашним арестом, а при отмене в кассации эта мера пресечения вновь избрана, то за время пересмотра льготный  коэффициент зачёта может «съесть» то наказание, которое будет назначено по итогу. 

Важно напомнить, что в силу п.16.1 постановления Пленума ВС РФ «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» от 05.12.2006  № 60 (в ред. от 29.06.2021) суд при повторном рассмотрении дела, в том числе в общем порядке судебного разбирательства, не вправе назначить осужденному более строгое наказание в тех случаях, когда приговор, постановленный по правилам гл. 40 УПК РФ, отменен судом вышестоящей инстанции по основаниям, не связанным с ухудшением положения осужденного.

Таким образом, обвиняемый, чьё дело вернулось на новый круг рассмотрения, не рискует тем, что его положение будет ухудшено – хотя формально он и лишился оснований для применения дополнительной «дроби» на наказание по ч.7 ст.316 УПК РФ, согласно которой назначаемое при рассмотрении дела в особом порядке, не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Итак, какие же нарушения считались допустимым и достаточным кассационным основанием для отмены приговоров, вынесенных в особом порядке? 

•    Недостаточно детальное описание действий обвиняемого в фабуле обвинения;
•    Суд не выполнил требования ч.7 ст.316 УПК РФ – не проверил, подтверждается ли обвинение (в том числе в части квалифицирующих признаков) материалами дела; 
•    Суд нарушил императивные правила ст.73 УПК РФ об установлении предмета, места, времени совершения преступления и т.п.;
•    Суд не проверил, имеются ли основания для освобождения от уголовной ответственности;
•    Ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке не согласуется с его же показаниями по делу;
•    Суд не проверил состояние психического здоровья обвиняемого, ходатайствующего об особом порядке рассмотрения дела. 

Особый порядок судебного разбирательства при кажущейся простоте и быстроте имеет вовсе не такой узкий «коридор обжалования» вынесенных по его результатам приговоров, как это иногда представляется. Знание практики КСОЮ может помочь адвокатам не только повысить эффективность кассационных жалоб, но и лучше анализировать материалы дела при оценке перспектив особого порядка ещё при выполнении требований ст.217 УПК РФ. 

Полный текст статьи опубликован в «Адвокатской газете» №22 за 2021 год.

Адвокат Никонов Максим Андреевич

Если Вам нужна помощь адвоката по уголовному, семейному, гражданскому праву – Вы можете позвонить по телефону 8-910-188-73-21 либо написать на электронную почту nikonovma@gmail.com или в telegram.